tur1

Атомный полигон: момент истины

<<---

«Воды надо добавить людям с завтрашнего дня», — подумал генерал и сделал запись в блокноте. Он ехал в штаб. Комаров дорого ценил эти короткие минуты, когда, оглядывая степь, можно взвесить жизнь, унестись в прошлое, помечтать о будущем, подумать о делах, людях гарнизона, семье.

Слишком мало времени он отводил своим родным. Многое пронеслось в его мыслях из того, что пережито и еще больше о том, что предстоит пережить. Каким будет новый начальник полигона, как он наладит взаимоотношения с личным составом? Он понимал, что главная задача выполнена, что его миссия закончена и нет необходимости сожалеть. Так всегда бывает. Перед полигоном ставились новые задачи, и решать их должны новые люди. Когда начнутся полномасштабные события, он, генерал Комаров, возможно, уже будет забыт, его дела уйдут в историю. Мысли неслись и неслись. «Крымская солдатская академия… Ну хоть и не академия, но школой можно назвать, и школой хорошей».

Прибыв в штаб, генерал Комаров заслушал отчет специалистов о ходе выполнения мероприятий по формированию летно-испытательной части. Работа была важной и ответственной. В летно-испытательную часть согласно штатной структуре входил 35-й бомбардировочный полк специального назначения. В его составе находились самолеты ТУ-4. а затем ТУ-16. ТУ-95, ИЛ-28. БЕ-12, МИМ 5, СУ-76, 513 истребительный авиационный полк, а также истребители ЛА-9, МИГ-15, МИМ7. Именно на них была возложена миссия по сопровождению и охране самолетов-носителей при полетах с изделиями на базе 71-го полигона ВВС, а затем на Семипалатинском и Новоземельском полигонах. Следует обратить внимание, что при выполнении полетов самолеты-истребители снаряжались полным боекомплектом стрелково-пушечного вооружения. Они могли применять оружие, вплоть до поражения, с целью предотвращения умышленных уходов самолетов-носителей за пределы оговоренных зон.

647 смешанный авиационный полк специального обеспечения также входил в состав летно-испытательной части. На его вооружении находились самолеты и вертолеты различных типов: ПО-2, ЯК-12, ЛИ-2, ИЛ-14, ИЛ-28, ЯК-25, АН-8, АН- 12, АН-24, МИ-6. Они предназначались для отбора радиоактивных продуктов из облака ядерного взрыва, проведения воздушных фото- и киносъемок различных этапов ядерных испытаний, отработки и испытания ядерных авиационных бомб, для связи и транспортирования грузов. В труднейших условиях приходилось работать инженерно-авиационной службе. Она обслуживала одновременно более десятка различных типов самолетов и вертолетов. При этом, кроме самолетов истребительного авиационного полка, все остальные являлись уникальными, не соответствующими по своему оснащению однотипным самолетам.

Структура научно-испытательной части и непосредственно полигона с самого начала деятельности были представлены системными подразделениями, лабораториями и отделами, определенным образом связанными с предстоящими направлениями научно-испытательных работ: отдел испытаний ядерных авиационных бомб, отдел испытаний специальных частей авиационных ракет, отдел испытаний самолетов, отдел самолетных измерений, отдел испытаний средств эксплуатации, временного храпения и подготовки изделий к применению, отдел по средствам отбора радиоактивных продуктов из облака ядерного взрыва и дезактивации самолетов, лаборатория механических и климатических испытаний.

Комаров слушал доклады о ходе комплектования частей, подразделений, отделов, служб, лабораторий техникой, оборудованием, научными приборам и личным составом. Душа генерала радовалась — все шло по утвержденным срокам и графикам. «Надо съездить в 33 бомбардировочный полк, посмотреть, как обстоят там дела, давно не был», — подумал генерал, усаживаясь в машину.
Водитель запустил двигатель, включил скорость, и машина бойко побежала в сторону базирования полка.

— Боец! Ты случайно не из предсказателей?
— Никак нет. товарищ генерал!
— Тогда как ты узнал, что мне надо в 35 полк?
— Так вы же сами приказали, когда садились в машину!
«Странно, — подумал генерал. — Все, точка. Пора уходить».

35-й бомбардировочный полк состоял из трех авиационных эскадрилий. Командовал полком подполковник Г. П. Подбегалин. Первая авиационная эскадрилья имела на вооружении тяжелые бомбардировщики ТУ-4 и ТУ-16, командир авиаэскадрильи — майор Ф. П. Голо-вашко, штурман — капитан — В. П. Петров. Вторая имела на вооружении бомбардировщик ИЛ-28. Этот самолет относился к категории фронтовых бомбардировщиков. Командовал авиаэскадрильей майор А. В. Огнев, штурман — капитан Б. Н. Андреев. Третья эскадрилья — транспортная, имела на вооружении самолеты ЛИ-2. Ею командовал подполковник А. Дьяченко.

Летчики и техника прибывали в полк каждый день. На утреннем построении командир полка представлял их личному составу, объявлял, кто в какой эскадрилье будет проходить службу. В один из дней все прибывшие за неделю офицеры стояли около штаба полка, курили, знакомились. К ним подошел командир полка, поздоровался.

— А сейчас, — подполковник взглянул на часы, — прошу вас зайти в мой кабинет. Кабинет командира полка разочаровал офицеров своей обыденностью: стол с телефонами, географическая карта Советского Союза во всю стену; на противоположной
стороне угадывалась скрытая под занавеской другая карта, должно быть крупномасштабная, с нанесенными на ней аэродромами, пилотажными зонами и воздушными коридорами.

— Присаживайтесь, товарищи офицеры. — пригласил их командир полка.
В этот момент в кабинет вошел генерал Комаров и уверенным жестом остановил командира полка, пытавшегося доложить генералу.
— Продолжайте и не думайте о моем присутствии. Помните — в полку вы хозяин.
Офицеры сели. От глаз подполковника не скрылось их смущение.
— Что это с вами? — с напускной озабоченностью спросил командир. — Может, вам ваши места не нравятся?
— Нравятся, — дружно ответили офицеры.
— Вот это другое дело! — просиял командир полка. — Для нас. военных, такого вопроса, где служить, по-моему, не должно быть. Служить необходимо там, где Родина прикажет! Там, где мы нужны! Это суровая необходимость нашего далеко неспокойного времени. Правильно, товарищи офицеры?
— Так точно, товарищ подполковник!
Командир полка отметил, как посуровели, лица офицеров, в недалеком прошлом участников войны.
— Летать будем много. — медленно и значительно продолжал командир полка. — Работа предстоит крайне напряженная. От вас будет зависеть, сумеем ли мы выполнить задачи государственной важности. Например, чувствуешь себя неважно — доложи по команде, не стесняйся, тебя поймут! Здесь нет ничего зазорного. Даже наоборот, похвалят за разумное решение. Летчику-истребителю приходится управляться за семерых: за пилота, штурмана, стрелка, радиста… Ребята! Вы — молодые, здоровые. Я уверен, что справитесь.

Командир помолчал, прощупывая каждого своим пристальным командирским взглядом. Затем продолжил:

— Что вам надо прочувствовать, товарищи офицеры? Что вы — самые главные здесь! Да-да, главные, и никто за вас лучше не выполнит задание Родины — ни я. ни сам министр обороны.
«Эко махнул. — усмехнулся генерал Комаров. — Молодой, задиристый, но уверенный в себе, надежный», — отметил генерал.
А командир полка с жесткими нотками в голосе продолжал:

— Если уж доведется, — он ткнул пальцем в грудь одного из офицеров, — ты первым пойдешь в схватку с невидимым врагом — с радиацией. И ты! И ты!.. И я — ваш командир! Все вместе. И умирать, коль доведется, будем вместе во имя будущего человечества. А чтобы не умирать, будь сильней, будь выдержанней. Это мы должны помнить всегда, постоянно тренировать свою волю, повышать летное мастерство и быть готовыми к самопожертвованию.
Сказанные командиром полка слова вызвали у генерала чувство гордости и уважения. С такими людьми можно смело идти в бой и успешно решать поставленные задачи. Молодые летчики попали в надежные руки.

— Вы свой выбор сделали сами, — продолжал говорить командир полка. И если кто-то из вас не готов, прошу еще рез продумать, взвесить и подать рапорт с просьбой об откомандировании обратно в свою часть. Вас поймут и не осудят.
Он подошел к занавеске на стене и раздвинул матерчатые шторы. За ними оказалась не карта, как предполагали офицеры, а план-график летной подготовки полка. Первой сверху стояла фамилия самого командира, против нее — кружки упражнений. Большинство из них уже были закрашены красным карандашом. Внизу офицеры увидели свои фамилии, удивились оперативности: значит, их здесь действительно ждали, значит, они на самом деле нужны. С этой поры каждый из них в отдельности не просто Иванов, Солдатов. Вагинов, а штатная боевая единица строевого полка, который будет выполнять важную государственную задачу. Командир внимательно посмотрел на офицеров и высказал свою главную мысль:

— Видите, сколько клеток? Вот эти — ввод в строй. Это — зоны. Это — маршруты, перехват, стрельбы. Это — подготовка в сложняке. В общем, скучать не придется. Так что с началом вас боевой службы в составе 71 полигона Военно-Воздушных Сил.
Прибыв в свой служебный кабинет, генерал Комаров взял телефонную трубку. После минутного размышления вызвал Главнокомандующего Военно-Воздушными Силами. Услышав на другом конце провода знакомый голос, четко, с некоторым волнением, доложил о цели звонка:

— Товарищ маршал! Я все оценил и взвесил. Более того, чудовищно устал. Выполнять возложенные на меня обязанности начальника полигона становится тяжело. Прошу уволить меня из Вооруженных Сил в запас. Вместо себя рекомендую назначить полковника Чернореза Виктора Андреевича. Офицер обладает высокими организаторскими способностями, деловыми качествами, трудолюбием, глубокими знаниями дела. Офицер достоин назначения.
— Хорошо. Георгий Осипович. Мы подумаем, как вас дальше использовать.
Комаров положил телефонную трубку, несколько минут посидел, затем вышел в коридор штаба, с тоской поглядывая на двери служебных кабинетов…

Василий ДУДАКОВ. Продолжение следует.

64312971569597

Метки: ,

Ваш отзыв

Вы не робот? *

наверх

Open Directory Project at dmoz.org Яндекс.Метрика