Крымский полуостров трещит по швам

Осовино, Опасное, Оползневое, Насыпное… Эти не очень-то благозвучные названия народ давал крымским поселкам не случайно. За каждым названием » предупреждение: земля здесь живая, неспокойная. Специалисты утверждают, что крымский полуостров трещит по швам и постепенно уходит под воду. А люди, к великому сожалению, спокойно наблюдают за всем происходящим, предпочитая не вмешиваться. И каждый год природные силы земли одерживают маленькие победы, разрушая привычную среду обитания человека.

Живые языки земли

В Керчи в черте города есть чудесный уголок у моря — Бочарка. Назван он так, потому что давно здесь располагается тарный завод по производству деревянных бочек. А любима вышеупомянутая Бочарка среди горожан по причине простой — море, прекрасная природа, ехать далеко не надо, одним словом — отдых прекрасный.

Правда, теперь на Бочарку отправляются редкие смельчаки. Еще лет пять назад туда вела прекрасная дорога, по которой горожане выезжали на пикники, но потом мощный язык оползня вывалился прямо на дорогу, оставив лишь узкую тропинку для пешеходов. А год назад уже нельзя было перебраться через пласты земли даже пешком. Не верилось, что за несколько лет живой язык земли «слизал» многолетнюю дорогу и отобрал у керчан чудесный уголок отдыха.

Бочарка — пример неединичный. От оползней страдает весь Крым. Рушатся дома и коммуникации в Кацивели, Оползневом, Голубом Заливе, Гурзуфе. Но тамошние беды — еще цветочки по сравнению с Феодосией и Керчью, где оползни проходят по районам городской застройки.

— В Керчи, на горе Митридат, где расположен в основном частный сектор, надо вообще отселять всех, кто там живет, — считает главный архитектор Керчи Анатолий Сальников. — Там присутствует два фактора риска. Первый — в самой горе скрыто множество античных и средневековых склепов -городу-то 26 веков. Эти пустоты постепенно проседают, заполняются, и верхние слои земли уходят в глубину. Если рассмотреть гору Митридат под рентгеном, то можно было бы увидеть, что она внутри как муравейник — ходы, лазы, пещеры, склепы, могильники. А вверху на всем этом стоят жилые дома, проложены коммуникации. Второй фактор — это оползни, которые то и дело разрушают улицы, сооружения, коммуникации.

— В Восточном Крыму надо отселять людей и защищать немалые территории — от 10 до 30 гектаров. А это — колоссальные деньги. Но денег на эти цели никто не дает, и укрепительные работы ведутся в аварийном режиме, когда оползень уже сделал свое дело, — рассказывает начальник планового отдела Крымского противооползневого управления Сергей Бойко.

Сергей Романович достает увесистую книгу — «Программу по инженерной защите территории Автономной Республики Крым от оползневых процессов на 2000-2005 годы». Она принята постановлением Верховной Рады Крыма еще в апреле 2000 года. В ней подробно описаны все оползни и районы Крыма, которые требуют незамедлительного вмешательства строителей. Но за два года действия Программы из бюджета Крыма не выделено на эти цели ни копейки.

Только на ликвидацию двух мощных оползней в Крыму нашлись средства: 2,3 млн. грн. были выделены на борьбу с мощным оползнем, который грозил разрушением Ливадийскому дворцу, и около 2 млн. грн. потрачено на отселение людей и проектные работы на Марьинском оползне в Симферополе. Замечу — в обоих случаях деньги выделялись из государственного бюджета Украины. Крымское правительство и парламент денег на эту проблему не находят — может, потому, что обе ветви власти работают в зданиях, расположенных в центре Симферополя, который не подвержен оползневым процессам.

Берега сдаются без боя

— За последние 8 лет мы не производили ни одной отсыпки песка или щебня на пляжах, — с тревогой говорит Сергей Бойко. Остро стоит вопрос о ремонте берегоукрепительных сооружений. Взять хотя бы Массандровский пляж в Ялте — на шести бунах штормами снесены наголовники, сами пляжи требуют отсыпки. И такая же картина по всему Южнобережью. Фактически мы не ведем строительства с 1997 года — стоят шесть объектов берегозащитного характера, где мы работаем по заказу Совмина Крыма. Нет средств.

К проблемам природного характера и отсутствию финансирования добавляется человеческий фактор, который сильнее прочих. Берегоукрепительные сооружения в виде бунов, причалов, опорных стен постепенно разрушаются, но вместе с тем остаются предметом жарких распрей.

Наиболее остры противоречия о праве собственности на берегоукрепительные сооружения в Ялте. Городские власти в хозяйственных, арбитражных и апелляционных судах пытаются доказать, что городские пляжи принадлежат городу и поселкам. Противооползневое управление доказывает обратное. С переменными успехами эти тяжбы длятся вот уже третий год. При этом ни одна из претендующих на пляжи сторон берегозащитой не занимается — каждая ждет окончательного судебного решения. Глядя на эту борьбу за лакомый кусочек у моря в Ялте, мэры других крымских городов также в свою очередь не спешат заключать договоры с противооползневым управлением на аренду пляжей.

А кто от этого страдает» Отдыхающие и местные жители. И хотя по указанию Совмина АРК для решения ялтинского пляжного конфликта была создана комиссия, куда вошли представители пяти министерств и двух постоянных комиссий Верховной Рады Крыма, воз и ныне там.

— Мы готовы заключить с городом генеральное соглашение по использованию берегоукрепительных сооружений, — говорит Сергей Бойко. — У нас только по Ялте заключено 50 соглашений по аренде объектов берегозащиты. Для города можно получить прибыль летом, за счет выдачи разрешений на различные виды услуг для отдыхающих, а наша задача — получить за аренду дополнительные деньги, на ремонт этих же бунов, опорных стен, отсыпку пляжей. Мне кажется, что оба эти интереса вполне можно совместить.

Новый городской голова Ялты Сергей Брайко понимает важность этой проблемы:

— Накануне летнего сезона этот вопрос мы пока что мирно решили, но окончательного ответа, кто же является полноправным собственником пляжей, пока нет, — рассказывает он. — Будем искать консенсус после того, как уедут отдыхающие. Сейчас мы убираем пляжи сами, а 60 тыс. грн. платим противооползневому управлению и столько же — за коммуникационные услуги.

Понятно, что в Ялте, где летом пляжи -золотая жила, за них борются, к ним приковано внимание и Совмина, и Верховной Рады Крыма, знают об этой проблеме и в Кабинете Министров Украины. И пусть пока эта проблема не решена, но она хотя бы обозначена и ею занимаются.

Иной разговор о Керчи. Несколько лет назад оползень «съел» половину Аршинцевской косы — там находился пансионат, жилые дома. Пансионат закрыли, а жители частных домишек один на один борются со стихией. Место там не столь прибыльное, как на Южнобережье, а потому внимания к Аршинцевской косе со стороны крымских властей и вовсе никакого.
побережье у Керчи
Между тем, как считают специалисты, в невидимой войне между сушей и морем побеждает последнее. С каждым годом Крымский полуостров становится чуточку меньше. Море активно разрушает береговую черту и наступает на дороги, дома, дачные участки и другую недвижимость.

Эх, дороги…

Еще две службы, которые страдают от оползней, — дорожники и связисты. Оползни не щадят дороги, коллекторы связи с кабелями, а также все подземные коммуникации. Большого количества желающих вложить деньги в какой-либо оползень почему-то нет. Нет и малого количества. По признанию самих дорожников, деньги на ремонтно-восстановительные работы ежегодно находят в спешном порядке — перед приездом высоких руководителей на отдых. Если бы сильные мира сего не ездили на курорт, то дороги постигла бы участь берегозащитных сооружений.

На заседании комиссии по обеспечению безопасности дорожного движения при Совете Министров АРК была названа проблема — активизировались оползневые процессы на некоторых участках правительственной автотрассы Симферополь-Ялта-Севастополь.

Как отмечали участники совещания, в результате действия оползней на проезжей части образуются сколы покрытия, провалы, разрушаются подпорные стенки, удерживающие ограждения, водоотводные и другие инженерные сооружения. Так, на 33-м километре трассы Симферополь-Ялта-Севастополь под насыпью высотой 15 метров в результате оползня произошло разрушение водопропускной трубы, и образовалась просадка проезжей части. На 108-м километре из-за прорыва водовода произошло переувлажнение земляного полотна, проезжая часть подверглась значительным деформациям, в результате скорость движения здесь вынуждено ограничена до 30 километров в час.

По данным Администрации автомобильных дорог в Автономной Республике Крым, на выполнение противооползневых мероприятий только на участке автодороги вдоль русла реки Ангары потребуется более 3 млн. грн. Однако в настоящее время Администрация не располагает необходимыми финансовыми средствами на проведение ремонтно-восстановительных работ.

Как-то мне довелось отправиться на автобусе в поселок Осовино под Керчью. На остановке парень рассказывал — дескать, автобус доезжает до определенного участка дороги, высаживает пассажиров, они идут пешком метров 50, а автобус тихонько скользит по трассе. А потом снова пассажиры, пройдя пешком метров 100, снова садятся в салон. Оно и не удивительно — на том участке, под дорогой земля просела, и водитель боится, как бы не уйти вместе с пассажирами под землю.

Думаете, кто-то рассмеялся или принял эту новость за шутку» Как бы ни так. Всю дорогу обсуждали, провалимся или нет. Потому как жители того поселка, а в автобусе ехали преимущественно они, знают прекрасно, как коварна крымская земля.

У крымских автодорог и берегозащиты есть одно сходство — и то, и другое требует вложения больших средств. Во времена Советского Союза на противооползневую защиту уходили миллионы рублей. Сейчас ни в Симферополе, ни в Киеве таких денег найти не могут. Но раз нет денег на съедение земле, то земля съедает полезную для человека территорию.

Прошлый год был активным на оползни. Нынешний, по прогнозам специалистов, -устойчивый. Именно сейчас нужно активно строить и укреплять землю. Но этим занимаются сегодня только частники — им денег на укрепление своих объектов не жаль. Крымское же противооползневое управление пока что ничего не делает — нет денег. Только фиксирует, какой урон нанесли земля и море человеку…

КСТАТИ

ИЗ СИМФЕРОПОЛЯ В ЯЛТУ — НА ВЕРТОЛЕТЕ

В первых числах августа открылось регулярное пассажирское сообщение между; Симферополем и Ялтой. Осуществляют; его вертолеты Ми-8, «демобилизовананные» из Военно-воздушных сил Украины и переоборудованные в граждански) «люкс» с 20 комфортабельными креслами) для пассажиров. Перелет из Симферополя в Ялту занимает всего 30 минут, тогда как троллейбус преодолевает это расстояние за три часа, стоимость билета около 130 грн. (твердый тариф на воздушное такси пока не установлен). Кстати, винтакрылая машина может доставлять пассажиров в любой санаторий, где есть вертолетная площадка, а также совершать; захватывающие воздушные экскурсии. И что особенно важно в контексте нашей; «темы — никакие оползни пассажирам Ми-8 (в отличии от наземных видов транс-; порта) не страшны!

В ближайших планах крымского министерства промышленности, транспорта связи — открытие регулярных воздушных пассажирских рейсов на Ми-8 между Симферополем, Феодосией и Судаком.

И. Дмитриев

Метки: , ,

Ваш отзыв

Вы не робот? *

наверх

Open Directory Project at dmoz.org Яндекс.Метрика