tur1

На судостроительный завод в Камыш-Бурун прибыла группа специалистов для составления акта об ущербе

<—— Страшен был вид разрушенного фашистами города. Повсюду — разбитые коробки домов, груды камня, пепелища, воронки. Много битв пришлось видеть седому Митридату, много крови пролито было здесь, но чтобы такое… Вот только море оставалось прежним и набегавшей волной пыталось хоть как-то зализать глубокие раны истерзанной керченской земли.
В первый же день освобождения — 11 апреля 1944 года — в город стали возвращаться его жители. Из Поти на судостроительный завод в Камыш-Бурун прибыла группа специалистов для составления акта об ущербе, нанесенном оккупантами.

z1944

Один из разрушенных войной цехов завода.

Леонид Маркович Полевой, спрыгнув с кузова полуторки, долго стоял с раскрытым блокнотом на заводской площадке. Что считать? Что учитывать? Кругом развалины, территория изрыта траншеями, зловеще ощерились доты. В блокноте первая запись: «Полное разрушение». Потом Полевой, будущий начальник отдела судового оборудования завода, обойдет здесь все закоулки, прощупает сохранившиеся бетонные балки, перекрытия, подсчитает и выведет сумму: 20 миллионов рублей.
Через несколько дней в Керчь прибыл представитель отраслевого наркомата, ознакомился с актом, покачал головой и размашисто написал на нем: «Включить завод в состав действующих». А затем в приказе № 1 расписал обязанности прибывших специалистов, назначив директором инженера В. А. Майорова.

В первые дни было принято в штат предприятия около 50 человек, в основном женщины и подростки. Когда Варя Чертова подошла к заводу и увидела кругом сплошные руины, то нисколько не удивилась. Все, что происходило здесь в годы войны, было на ее глазах. Два года оккупации, лагерь для военнопленных, голод — все пришлось ей пережить…

— Вы не скажете, где здесь на работу принимают? — спросила она у мужчины, торопливо идущего к заводскому клубу, где расположилась контора.
— На работу? Идем со мной. Лопату держать умеешь?
— А я, между прочим, работала здесь до войны,— гордо ответила Варя.
— Даже так? Значит, из ветеранов,— он улыбнулся.— Небось корабли строила? Зовут как?
— Была чертежницей и на машинке печатала… А фамилия моя Чертова. Варвара Михайловна.
Они вошли в клуб.
— Ну что ж, Варя, вот тебе бумага, печатную машинку со временем достанем, будешь секретарскую работу выполнять. Записывай всех прибывших,
ставь на довольствие. Первой свою фамилию пиши.
Варя недоверчиво посмотрела на него:
— А вы кто будете?
— Давай знакомиться— Майоров. Директор завода,

Вернулась с матерью из эвакуации Тамара Туфанова и сразу к себе домой — в соцгородок, где жили до войны. А там — одни коробки-скелеты, внутри ничего нет. Кое-как оборудовали себе комнату — и на завод. Мать в ЖКО, а Тамара в строительную бригаду. В ней одни девчонки собрались: Люба Щербина, Елена Четвертак, Валентина Дмитриева,
Елена Волкова, Ольга Малько, Галина Запорожец, Ольга Муранова — и всем по 16—18 лет.

На весь отдел капитального строительства — двое пожилых мужчин, но они мастера на все руки: и каменщики, и штукатуры, и кровельщики, и стекольщики. Печку любую сложат. Девушки еле поспевали за ними.
— В основном,— вспоминает Тамара Андреевна Туфанова,— разбирали завалы, латали как могли сохранившиеся здания. Клуб начали ремонтировать с крыши. Повырезали у железных бочек днища, распороли по швам, немного подрихтовали — и кровельный лист готов. И все это руками девчонок. А внутри поставили «буржуйки». Тепло!
tufanova-polevoi

На работу из Старого Карантина по утрам возили нас на грузовых машинах. А поздно вечером голодные, усталые, возвращались домой частенько пешком. Нередко вообще где-то ночью заявлялись — после работы в порту разгружали пароход с досками или цементом. Понимали: затянем ремонт дома — негде будет жить вернувшимся с фронта. А какими радостными были новоселья! Получить комнату на семью, не беленую, не крашеную, но «свою крышу», «свой угол» — было тогда огромным счастьем.

С каждым месяцем на завод прибывало все больше и больше рабочих. Однажды к Л. М. Полевому подошел мужчина лет тридцати в видавших виды гимнастерке и сапогах.
— Шофер я. Четвертак Иван Ефимович. Хочу к вам. Я тут у себя во дворе из трофейных машину собрал — вроде нашей ЗИС-5 будет. Осталось кое-что доделать и сразу пригоню.
Леонид Маркович посмотрел на него с недоверием.
— Так у тебя работа пока есть. Доделывай машину, а потом оформляйся с ней к нам.
Через несколько дней у проходной завода засигналил настоящий грузовик.
— Ну и хлопот ты нам доставил,— шутил Л. М. Полевой.— Теперь для твоей машины гараж нужно строить.

далее…

trip

Метки: , , , , ,

Ваш отзыв

Вы не робот? *

наверх

Open Directory Project at dmoz.org Яндекс.Метрика