tur1

Память дала трещину…


Останки бойцов вот-вот уйдут в море
В района Аршинцево неподалеку от Керченского психоневрологического интерната на расстоянии двадцати метров к юго-востоку на берегу Керченского пролива возвышается старый надгробный памятник над братской могилой моряков-гидрографов. Немногие старожилы этого района еще могут указать это скорбное и величественное место, скрытое от взора современников степью и стеной равнодушия.

От этого памятника в виде небольшого металлического конуса, поржавевшего от времени и дождей, веет чем-то могильным и фатальным. Да и само место дышит прошлым: 26 декабря 1941 года именно на этом клочке земли в бою за Керчь полегли моряки-десантники. Доказательством этому служит небольшая табличка с еле разборчивой надписью: их было 15 бойцов. Однако фамилий на памятнике всего четыре, среди них гидрограф — Петр Чемисов, и краснофлотцы: Александр Юдин, Леонид Кочетков, и некто Нужин (имя героя узнать уже не представляется возможным). Сейчас к братской могиле ведет двухсотметровая, поросшая травой, дорожка. Работники Керченского психоневрологического интерната весной заново выкрасили в белый цвет этот металлический конус, и то, что за долгие годы осталось от оградки вокруг него, все вычистили, а может, и возложили цветы. Но сегодня здесь нет ни одного цветка: вряд ли кто-то из местных жителей или школьников, которых стараются воспитывать в духе патриотизма, знает об этой братской могиле и тем более сможет найти ее здесь. Далеко от дороги, на самом краю обрыва, за которым… море. Этот факт волнует больше всего: ежегодно море берет свое, и эта земля вот-вот осыплется вместе с останками покоившихся в ней бойцов, когда-то отстаивавших Керчь от полчищ врага.

Памятник на свалке
К сожалению, не только эта братская могила, но и некоторые памятники Отечественной войны резко контрастируют с красивыми словами в адрес ветеранов и ветеранских организаций, которые мы всегда слышим по мере приближения памятных дат. Взять хотя бы памятник казакам — монумент мужества и героизма, на каменном основании которого прорисовывается профиль закурившего самокрутку солдата, и выгравирована надпись: «Человек, помни цену нашей победы». Стыдно и обидно, что не помним.

Едва ли кто-то среди этих деревьев и обвалившихся помещений бывшего СМУ ОКСа ЖРК сейчас уже сможет найти тропу к нему. Да и горы строительного мусора хорошо маскируют это немое свидетельство нашего равнодушия. Трудно поверить, что здесь, среди запустения, пустых бутылок и груды камней, расположена одна из главных святынь Керчи — место упокоения советских героев, защищавших наш город от вражеских атак.

Без проводника трудно найти это место, где по приданию нашли последнее пристанище кубанские казаки 72-й конной дивизии, которая была сформирована в Краснодаре и направлена на Крымский фронт. Очевидцы рассказывали, что в 1942-м казаки искали переправу в Камыш-Бурунском порту, но их придавили немецкие танки: естественно, ведь конница против танков устоять не могла. Так казаки примяли огонь на себя и вое здесь погибли. Говорят, тогда на том месте, где нынче памятник, местные жители захоронили погибших.

Бытует и другое мнение. По сведениям начальника архивного отдела Керченского горсовета Татьяны Сафиной. здесь никто не похоронен и памятник просто условный всем погибшим па этом побережье. Но разве это сегодня имеет значение, тем более в нашем городе-герое Керчи, где каждая пядь земли полита кровью солдат?

Эта территория некогда принадлежала электроцеху ЖРК. Работники предприятия возвели монумент к 30-летию Победы в 1975 году. Когда СМУ работало, за ним смотрели, а после развала никому до памятника нет дела. Сама территория предприятия превратилась в свалку, среди которой незнающий вряд ли разглядит этот прямоугольный бетонный блок, когда-то воздвигнутый в благодарность советским героям за мир, полученный ценою их жизней.

В последние годы ветераны стараются ухаживать за памятником. Член президиума городского совета ветеранов Сергей Благой рассказал, что от имени ветеранской организации на имя начальника управления ЖКХ Григория Карамушки было написано два письма с просьбой выделить технику для уборки груд строительного мусора, который периодически (скорее всего, на грузовой машине) продолжают вывозить прямо к памятнику безответственные керчане.

Самое ужасное, что этот монумент даже не стоит на учете ни в исполкоме горсовета, ни в Керченском историко-культурном заповеднике. Пока под свою опеку он взят Керченским городским обществом украинских реестровых казаков. Свидетельством этому венок из искусственных цветов, возложенный на него сверху. В городском совете ветеранов сообщили, что планируют ходатайствовать перед депутатами и исполком Керчи о том, чтобы памятник поставили на учет и переустановили поближе, туда, где бы его могли видеть керчане. А пока это место, несмотря ни на что. остается не только живым напоминанием о величии подвига советского народа, но и немым укором современникам, всем нам.

Издалека впечатление лучше
Памятник партизанам над Старо-карантинскими каменоломнями (остановка «Телецентр»), установленный в 1958 году, издалека производит весьма внушительное впечатление… пока не подойдешь ближе. Территория вокруг чистая, заметно, что за ней следят. Но принципиальных решений требует сама скульптура партизан — девушки и парня: у обоих отбиты носы и стволы у автоматов спереди и сзади. Что это — объективные процессы разрушения, обусловленные не одним десятилетием, или проделки вандалов, сложно сказать. Здесь, конечно, невозможно обойтись косметическим ремонтом. И понятно, чтобы восстановить такой памятник, нужны серьезные реставрационные работы.
В этих каменоломнях в 1919-1920 годах велась борьба с интервентами и белогвардейцами за установление советской власти в Керчи, а в 1941-1944 гг. боролись с немецкими оккупантами.

Кстати, вход в каменоломни открыт: решетчатая дверь выломана «с корнем», а ведь совсем недавно, весной, там потерялись две девушки, которых, к счастью, помог найти местный житель. Думаю, ответственным службам стоит задуматься: на дворе лето, а у любопытных школьников каникулы, трагический случай может повториться.

Трудно осознавать, что память людская дала трещину, ведь недостоин уважения народ, позабывший о верных сынах и дочерях Отчизны. А кто знает, сколько еще в заброшенных деревнях и поселках памятных мест, за которыми вообще никто не ухаживает. Таких примеров наверняка множество. Как, собственно, и проблем, которые не всегда может решить город. И сохранение памятников по-прежнему остается в первую очередь делом народным.

Метки: , ,

Один отзыв на «Память дала трещину…»

  1. Некто Нужин, это брат моего прадедушки, Нужин Иван Георгиевич, уроженец Челябинской обл. Катавского р-на, ныне Курганская обл. с/з Яланский, до войны строил совхоз вместе со всеми, вел планерный кружок, был очень активный и деятельный. Я им горжусь!

Ваш отзыв

Вы не робот? *

наверх

Open Directory Project at dmoz.org Яндекс.Метрика