В 1950 гг. завод выходит в ряды передовых предприятий судостроительной промышленности страны

<——  В пятидесятые годы завод выходит в ряды передовых предприятий судостроительной промышленности страны. Партийная организация, профсоюзный комитет добивались гласности соревнования. В стенгазетах рассказывалось о достижениях новаторов, обобщался передовой опыт. В повседневную практику заводчан вошли Дни новаторов, слеты, конференции по обмену опытом.

В создании новой технологии, организации четкого производственного цикла немалая роль принадлежит заводским рационализаторам, новаторам производства, людям творческой, пытливой мысли. Вот их имена: начальник плаза А. Я. Озеров, плазовщик слесарно-корпусного цеха Н. М. Судаков, слесарь монтажного цеха Л. С. Садовский, трубопроводчик
трубомедницкого цеха В. И. Симонов, старший мастер такелажного цеха А. И. Могула, сдаточный механик П. М. Эмин, дизелист И. В. Бондарь, монтажники достроечного цеха С. Т. Бережной, В. И, Бакаев, Д. К. Пономаренко, токарь И. М. Калашников, слесарь-лекальщик Д. К. Стукалов.

«Сколько было радости,— вспоминает инженеркон-структор Е. С. Углова,— когда нам впервые подали к общежитию автобус. Представляете, на работу — автобусом! Мы его сразу нарекли «барыней». Это тебе не на грузовике трястись в пыли и грязи под страхом, что вот-вот скамейкой ноги отдавит.

Мое первое впечатление о заводе — одна молодежь безусая. А какими крупными, известными специалистами стали! Все было подчинено работе. Жены своих мужей иногда сутками не видели.

Огромным авторитетом пользовался Евгений Николаевич Шапошников. Ох как мы его боялись! Вроде совести нашей он был. Не выполнить его задание — все равно что подлость какую-то совершить. И все время говорил: больше доверяйте молодым, это наша надежда… А вечерами любили собираться вместе и петь песни».

Три часа ночи.
В кабинете директора обстановка накалена до предела. В центре внимания группа ведущих строителей: Хорошун, Гусев, Лучко и Сметана. Сидят опустив головы.
Острый на язык заместитель начальника сдаточного цеха Б. С. Юдельсон вдруг выдает в наступившей паузе: «Эх, хорош гусь с лучком и сметаной!»

klex

Ю. Г. Клех

Все покатились со смеху. Атмосфера разрядилась и, как знать, может, это и спасло кого-то от неминуемого выговора.
Бывало, некоторые не выдерживали, срывались. Срывался и сам Шапошников. Накричал он однажды на строителя Ю. Г. Клеха.
— Товарищ директор, я не позволю вам так со мной разговаривать,— возмутился он.— Клех тоже человек… Это могут подтвердить все…
— Юрий Георгиевич Клех был заметной фигурой на заводе,— вспоминает Б. С. Юдельсон,— отличался умом, памятью, грамотностью, но рассеянным был как тот герой с улицы Бассейной. Шапка на нем всегда была надета задом наперед, а чаще вообще ее не было, ходил тогда и все бубнил: «Опять картуз потерял, ну сколько я могу их покупать, ох, жена заругает…»

Как-то на одном из ночных совещаний строитель Г. Н. Гусев не выдержал «накачки», встал и заявил: «Вот вам, Евгений Николаевич, мой пропуск на завод, и больше я у вас не работаю». Положил пропуск на стол и ушел домой спать.
Утром за ним приехала директорская «Победа».

Работали часто на пределе человеческих возможностей.
Старожилы до сих пор помнят, как создавался новый сдаточный цех. На укрепление перевели начальником из передового корпусного цеха Н. М. Куликова. Первые месяцы работы велись в прямом смысле на улице. Здесь же, у причала, «стоял кабинет» начальника: ящик и перевернутая вверх дном железная бочка. На ней подписывались все документы. Иногда, не сдержав себя (это бывало очень редко), Николай Михайлович стучал кулаком по бочке и гневно говорил: «Прошу выйти из кабинета…»

Уже одиннадцать часов, а Саши Злобина все не было. Клара нервничала. Тоже мне, жених! Договорились в десять у загса, а сам… В двенадцать бежит… «Извини, задержался, работа.» Торжеств никаких не было, свидетелей тоже. Расписались— Клара домой: стол праздничный готовить, а Саша — снова на работу. Вечером уже гости за пирогом собрались, а жениха опять нет. «Ничего, ребята, начинайте,— Клара веселая, счастливая.— Саша подойдет позже».

А было и такое время, когда на работу и с работы из Старого Карантина возил всех катер «Метеор». Сами отремонтировали эту старую разбитую десантную баржу и по морю вдоль берега — как курортники. Катер всегда отправлялся точно по расписанию. Однажды, опаздывая, мастер стапельного цеха Ваня Огарков, высокий и худощавый, прыгнул с причала на отходивший катер, да промахнулся и упал в воду. Плавать не умел, начал барахтаться и кричать на весь берег: «Спасите! Тону!» Все хохочут, говорят: вставай, здесь мелко. И правда, когда поднялся, вода была ему едва по пояс. От «Метеора» вскоре пришлось отказаться — слишком уж долго добирался он до завода.

Человеческая память избирательна. Без самоотверженного труда, как и без шуток, юмора, комсомольского задора, не одолеть бы тех трудностей, не решить сложных задач, не выстоять, не дойти до вершины.

Что еще вспоминается? Вечера в клубе, который уже в сорок девятом был полностью восстановлен. Шумные обеды в столовой, когда за час успевали от души наговориться и насмеяться. Новоселья! В новые квартиры «счастливчиков» провожали всем общежитием. Дома строились уже с частичными удобствами, хозспособом, по новому горьковскому
методу, целыми жилыми массивами. В соцгородке 22 двухэтажных дома построили, школу на 1320 мест, детский сад, ясли.

Дороги бетонные потянулись к заводу, тротуары. А сколько деревьев было посажено! Сейчас дома утопают в их зелени, а тогда топорщились у новостроек тонкие саженцы.

Яркая страница в истории нашей страны — движение ударников и бригад коммунистического труда. Это соревнование родилось накануне XXI съезда КПСС, в октябре 1958 года, в депо Москва-Сортировочная — в том самом, где весной 1919 года состоялся первый коммунистический субботник. В первые же дни после съезда движение охватило всю страну.

далее…

гостиницы Сургут

Метки: , , , , ,

Ваш отзыв

Вы не робот? *

наверх

Open Directory Project at dmoz.org Яндекс.Метрика