Весна 1934 года. Они стояли на высоком холме у Керченского пролива

<—

Вид через Керченский пролив на Тамань

Вид через Керченский пролив на Тамань

Весна 1934 года.
Они стояли на высоком холме у Керченского пролива и решали судьбу будущего завода. Их было четверо. Один из них, лет тридцати, в строгой морской форме, по-военному подтянутый, увлеченно рассказывал:

— Вот здесь, где мы находимся, стоял древний город с красивым эллинским названием Нимфей. Отсюда горожане встречали корабли из Афин, Рима. Обзор широкий, гавань для стоянки судов великолепная. Наверняка здесь был порт, а возможно, и корабельная верфь…
— Вот что, Григорий Акимович,— перебил рассказчика сутуловатый мужчина в длинном суконном пальто, самый высокий из всей четверки.— Давай вернемся из глубин веков и будем решать, где быть судостроительному заводу. Через неделю в Кремле докладывать наркому. Кстати, как, ты говорил, называется поселок, который проезжали?
— Камыш-Бурун.
— Камыш-Бурун… А что, звучит: Камыш-Бурунская верфь. Это кто же такое название придумал? Собственно, тут и голову ломать не нужно. Кругом одни камыши, и вон какой бурун. Вот где охота! Григорий Акимович, ты местный, небось пацаном все здесь облазил, есть еще где подходящее место? Не для охоты, понятно.
— Мы проехали все побережье от развалин старой крепости Еникале до поселка Эльтиген. Лучше этой гавани не найти. До центра Керчи всего 12 километров. А вот эта коса будет защищать верфь от восточных ветров. Коса и бухта естественные — им уже века.
— А с камышами что делать будем? Песком засыпать?.. Надо же, и ответ сразу есть. Углублять акваторию завода и фарватер канала придется? Придется. Вот тебе и песочек для намывной территории опять же для бетона он необходим.

Поехали!

Совсем не случайно Керчь попала в число городов, близ которых предполагалось в годы первых пятилеток построить корабельные верфи. Молодая Советская держава в наследство от царской России получила всего лишь несколько полуразрушенных заводов с устаревшим оборудованием. Поэтому и встала так остро задача — восстановить и
развить отечественное судостроение.

Уже в 1918 году комиссией по ВСНХ был разработан проект первой советской программы транспортного судостроения. В марте 1921 года В. И. Ленин подписал постановление Совета Народных Комиссаров «О государственном судостроении», которое определило порядок организации и развития этой важнейшей отрасли народного хозяйства.

В начале 30-х годов И. С. Исаков(1) с целью расширения судостроительных баз морского флота вошел в правительство с предложением о создании комиссии по осмотру мест для строительства новых заводов на Черном море. По указанию Совнаркома в 1934 году нарком водного транспорта Н. М. Янсон и организовал комиссию, которой поручалось выбрать в Керчи удобную площадку для будущего завода с учетом всех перспектив его дальнейшего развития. Время было тревожное: требовалось укреплять оборону страны, строить не только гражданские суда, но и военные корабли. На керченском заводе планировалось осуществлять ремонт судов и параллельно вести строительство торпедных катеров.

1. Исаков И. С. (1894—1967)—Адмирал Флота Советского Союза, Герой Советского Союза. В 30-е годы занимал различные командные и штабные должности на Черноморском и Балтийском флотах.

В состав комиссии входили инженер «Ленгипрореч-транса» И. Ф. Гецов, директор Одесского судоремонтного завода А. П. Меньшиков, инженер Наркомвода В. А, Королев и начальник Керченских судоремонтных мастерских Г. А. Задорожный.
Место, предложенное комиссией под строительство верфи, было одобрено наркомом водного транспорта в мае 1934 года. Генеральным проектировщиком утвержден «Ленгипроречтранс», а главным инженером проекта назначен И. Ф. Гецов. Вскоре был издан приказ о строительстве нового завода:

Вид на Керченский пролив

Вид на Керченский пролив

Метки: , , , , ,

Ваш отзыв

Вы не робот? *

наверх

Open Directory Project at dmoz.org Яндекс.Метрика