Знаменитые немцы в истории Крыма

Кроненталь в Крыму

Со времен Петра I в Россию хлынул поток иностранцев — жителей различных, главным образом, наиболее передовых стран Европы, куда и было «прорублено окно». Возникает вопрос — было ли это хорошо, полезно для России или «засилие иностранцев» пагубно сказывалось на науке, искусстве, культуре вообще? Мы знаем, что многие русские люди выступали против такого засилия и требовали, чтобы иностранцев не принимали на русскую службу или, по крайней мере, свели этот процесс до минимума.

Яркий пример — М. В. Ломоносов, который чуть ли не всю сознательно жизнь стремился вытеснить из Академии «немцев», подразумевая под ними всех иностранцев. Конечно, среди приглашенных Россию немцев были всякие люди — здесь встречались и крупные ученые, и рядом с ними авантюристы, думающие только о заработках.

В первое время существования штат Российской Академии наук заполнялся преимущественно иностранными учеными. Среди них особенно можно отметить братьев Д. и Н. Бернулли, будущего конфереренц-секретаря Академии математика X. Гольдбаха, будущего историографа Г. Миллера, позже к ним добавлялись Я. Герман, Ж.-Н. Делиль, Г. 3. Байер, И. Г. Дювернуа, И. Вейтбрехт, Г. В. Крафт, И. С. Бекенштейн, И. Г. Лейтмен, Л. Эйлер. Л. Л. Блюменрост (первый президент Академии) и др.

Именно их трудами начинает развиваться русская наука, их ученики прославили ее, создали ей мировой авторитет. Среди иностранцев немцев было больше всего. И это естественно: немцы жили по соседству с Россией, часть их жила прямо на землях, входивших в состав Российской державы (имеются в виду прибалтийские немцы). Были в характере немцев такие черты, которых не хватало русским людям.

Давайте посмотрим, как характеризуется один из наиболее известных немцев, живших и действовавших в русском государстве — Л. Л. Беннигсен: главные черты его — твердость, упорство, выносливость, методичность, сдержанность, осторожность, исполнительность. М. А. Фонвизин говорит о нем, как о человеке самом добродушном и кротком, Д. Давыдов особенно упирает на деятельность неутомимую, беспрерывную, осторожную и расчетливую. Наполеон в беседе с Беннигсеном также подчеркивает осторожность, как одну из главных черт его полководческого Дарования.

Черты одного народа дополнялись чертами другого и получался весьма интересный сплав. По этому поводу один из великих русских писателей замечает: «Ах, было, было в душе нашей варварской, нашей отсталой, нашей некультурной, нашей старорежимной родины какое-то могучее очарование, которое пленяло и акклиматизировало души коренных иностранцев, чему доказательно — многие сотни известных имен и тысячи неизвестных»

Немцы занимались в России не только наукой. Д. Лихачев и Н. Самволян приводят ряд примеров: «Те, кто хоть немного знаком с историей, знают, что немцы в последние три столетия внесли крупный вклад в развитие отечественной науки и культуры. Навсегда вписаны в нашу историю имена Барклая де Толли и еще героя войны 1812 г. — партизана Фигнера. В форме русского офицера сражался под Бородином и получил в награду за храбрость золотую саблю Карл фон Клаузевиц. А декабристы Пестель и Кюхельбекер, Лорер и Штейнгель, основатель отечественной археологии академик Кеппен и петербургский купец Шлиман, открывший Трою! А писатели Фонвизин, Дельвиг, художники Брюллов, Рерих, скульптор Клодт!»

Разумеется Крым не был обойден вниманием немцев, как и другие части Российской державы. Если вспомнить только историков и археологов, имевших отношение к Крыму, то получится довольно внушительный список. Здесь М. Туманн, автор раздела о Крыме в «Землеописании» Бюшинга, автор первой книги общего характера о Херсонесе Б. В. Кене «Исследования об истории и древностях города Херсонеса Таврического», где дана история этого древнего города, в первую очередь, на основании нумизматических данных. На полуострове не только были, но и имели жилье в Крыму крупнейшие ученые своего времени, много сделавшие для истории полуострова, Петр Симон Паллас, Петр Кеппен и другие.

К. Е. Думберг около 10 лет был директором Керченского музея, он первым провёл систематические раскопки городища Пантикапея на северном склоне горы Митридат. Ф. А. Браун в 1890 г. производил раскопки на Мангупе; Л.Э. Стефани, Э.Р. фон Штерн — один в Петербурге, другой в Одессе много писали о Крыме. Первый, кто предложил «надлежащие меры к сохранению памятников древности в Тавриде», был академик Г. К. Э. Келер.

Эдуард Тотлебен, военный инженер

Кроме ученых, можно вспомнить представителен любых специальностей — врачи Мильгаузен, Арендт, художник К. фон Кюгельхен, инспектор шелководства Ф. К. Маршал фон Биберштейн, военный инженер Тотлебен и другие.
О многих из них можно сказать то же, что сказал С. М. Соловьев об историке А.-Л. Шлецере: «Горой стоял он за честь России. несмотря на то, что тогда держали его в черном теле». В. Н. Даниленко

Метки: , , ,

Ваш отзыв

Вы не робот? *

наверх

Open Directory Project at dmoz.org Яндекс.Метрика