tur1

Археологические раскопки интервентов в Крыму во время Крымской войны 1853-1856 годов

В путеводителе «Крым», изданном группой учёных и краеведов в Симферополе в 1914 году на 433 странице мне попалась на глаза следующая ремарка: «В крымскую кампанию в Херсонесе стояли и копали французы, которые захватили с собой, что могли. После этого раскопки имели случайный характер» [1]. Не собираясь касаться этических и политических проблем, связанных с вывозом памятников истории и культуры, я попытался найти более конкретную информацию об истории организации этих раскопок, кто их проводил, где именно и что было обнаружено в ходе их проведения. Результат оказался далеко небезынтересным.

В 1854—1856 годах Крымский полуостров оказался ареной ожесточенной Крымской войны между Российской империей и коалицией государств, в которую входили Франция, Британия и Турция. 12 (24) мая 1855 16-тысячный корпус неприятельских войск высадился на Керченском полуострове, недалеко от г. Керчь. В полдень следующего дня, не встретив серьезного сопротивления, интервенты заняли город, оставленный русскими войсками.

Керченский музей древностей. Фотография 1926 г

Керченский музей древностей. Фотография 1926 г

В первые дни после начала войны, директор основанного в 1826 году Керченского музея древностей Александр Ефимович Луценко (1806-1884) выслал в Санкт-Петербург наиболее ценные вещи, но множество реликвий всё ещё оставалось на месте. В первые дни после занятия Керчи музей подвергся варварскому разграблению.

Заметим, что в вышеуказанном путеводителе проведение раскопок в Крыму приписывается французскому контингенту. Также, описывая занятие Керчи неприятелем, и обстоятельства, предшествующие Крымской кампании, И. Воронов писал: «Окрестности Керчи и возвышающаяся над нею гора Митридат богаты могилами, курганами и подземельными катакомбами, скрывающими в своих недрах прахи знатных с редкостными их дорогими украшениями, воинскими доспехами, облачениями, монетами и предметами культа и домашнего их обихода. Всё это было известно как в России так и за границей; однако раскопки описанных редкостей русскими археологами производились не особенно прилежно и весьма медленно, и до 1855 года ко многим могилам и курганам русская лопата ещё не прикоснулась, что дало неприятелю возможность в течение короткого пребывания его в Керчи, заняться тщательными раскопками и добыть немало редчайших и ценных находок, увезённых ими с собою, которые ныне хранятся в музее Парижа. Между тем до Крымской войны французы усиленно хлопотали о предоставлении им права делать раскопки керченских древностей на известных условиях, с ежегодною за это платою в нашу казну значительной арендной суммы. Такое предложение было признано неприемлемым, и французы, как бы в отместку за это, воспользовались оккупацией Керчи, поспешно занялись раскопками древностей и приобрели даром то, за что прежде добровольно соглашались платить…» [2]. Тем не менее, о раскопках французов в Крыму уточняющих сведений найти не удалось, чего не скажешь о внушительном корпусе документальных и мемуарного характера данных, касающихся раскопок, которые проводили в Крыму представители английского войскового контингента.

Duncan McPherson (1812—1867)

Duncan McPherson (1812—1867)

На протяжении всего периода оккупации Керчи в городе в числе других англичан находился доктор Дункан Мак Ферсон (McPherson, 1812—1867), состоявший в Королевском географическом обществе и Археологическом институте Великобритании и Ирландии. Окончив медицинский факультет Эдинбургского университета, Дункан Мак-Ферсон с 1836 года служил военным хирургом в Мадрасе (Индия), а в 1840-1842 годах в 37-м гренадёрском полку в Китае. После этого он был снова переведён в войска Хайдарабадского контингента британских войск в Индии и в начале Крымской войны, по рекомендации его бывшего командира лорда Гоу (Gough), Мак Ферсон был назначен главным инспектором госпиталей турецкого контингента коалиционных войск.

Duncan McPherson (1812—1867)

Начиная с октября 1855, до июня 1856 года все свободное от служебных обязанностей время Мак Ферсон посвящал раскопкам в районе г. Керчь на Киммерийском Босфоре, о которых мы подробно расскажем ниже. По окончании войны находки доктора были переданы в Британский музей и вызвали большой резонанс в научном мире.

Находки, привезенные в Англию

Находки, привезенные в Англию

Обложка книги Мак Ферсона «Antiquities of Kertch», 1857 г.

После возвращения в Англию Мак-Ферсон сделал ряд докладов и сообщений о своих раскопках в Керчи, которые были опубликованы в 1857 году в нескольких изданиях: «Журнале Королевского географического общества», «Записках Королевского общества литературы Великобритании», «Ежегоднике научных открытий: факты науки и искусства», «Журнале классической и сакральной филологии», «Журнале джентльменов». Наконец, в том же, 1857 году в Лондоне выходит книга Мак-Ферсона «Древности Керчи» [3] с полным и обстоятельным отчетом об археологических раскопках на Керченском полуострове.

Титульный лист книги Мак Ферсона «Antiquities of Kertch», 1857 г.

Титульный лист книги Мак Ферсона «Antiquities of Kertch», 1857 г.

Стоит добавить, что после Крымской кампании Мак Ферсон был награжден османским орденом Меджидие и назначен главным инспектором медицинской службы индийского г. Мадрас. Его энергичная деятельность на этом посту привлекла внимание королевы Виктории и в 1858 году Мак Ферсон был назначен Почётным врачем Её Величества. Скончался доктор 8 июня 1867 года от лихорадки, оставив трёх сыновей.

William Munro (1818-1880)

William Munro (1818-1880)

С начала ноября до 14 декабря 1855 года неподалеку от английской штаб-квартиры под Балаклавой раскопки проводил англичанин Уильям Манро (Munro, 1818-1880), бывший полковником 39 пехотного полка. Уильям Манро начал свою военную карьеру в 16 лет, 20 января 1834 года вступив в звании прапорщика в ряды 39-го пехотного полка, квартировавшего в Бангалоре (Индия), где молодой человек провёл следующие 5 лет своей жизни. Проявляя интерес к ботанике здесь он собрал ценную коллекцию растений, по сей день хранящуюся в библиотеке Королевского ботанического сада в Кью. 29 декабря 1843 года в битве при Махараджпуре лейтенант Манро получил боевое ранение. Проведя почти 14 лет в индии, основав ботанический сад в Агре, Монро вернулся в Англию в середине 1847 года. Около 1849 года его полк был переведен в Ирландию, а 11 ноября 1853 года подполковник Уильям Манро принял на себя комадование 39-м пехотным полком.

Уильям Манро с офицерам 39-го полка. Крым, 1855 г.

Уильям Манро с офицерам 39-го полка. Крым, 1855 г.

Прибыв в Крым в канун нового 1854 года на пароходе «Золотое руно», 39-й полк принял участие в осаде Севастополя, проводя большее количество времени в окопах. Здесь Манро продолжал свое увлечение ботаникой и вскоре ему представился случай проявить себя и в качестве археолога.

Обстоятельства начала раскопок под Балаклавой описаны одним из первых в истории военных корреспондентов, Уильямом Говардом Расселом (1820-1907) и приведены в книге Мак Ферсона. 26 октября 1855 года в окрестностях Балаклавы на горе «Коль» (Кучук-Коль-Бурун?, Биюк-Коль-Бурун?) солдаты 39 полка собирали камни для строительства Балаклавской железной дороги и обнаружили древнюю круглую в плане каменную постройку. Здание к тому времени было уже значительно разрушено стоявшими здесь незадолго до того лагерем французскими кавалеристами. Отдельные камни были употреблены французами для строительства барака и кухни.

William Howard Russell

William Howard Russell (1820-1907) – корреспондент «Таймс». Фотография 1854 г.

Один из солдат нашёл старинную монету и принёс её в лагерь, передав лейтенанту Нэшу (Nash), который в свою очередь отнёс её капитану Паттону (Patton) того же самого полка. Последний отдал монету полковнику Уильяму Манро, который, по словам корреспондента, был «антикваром». Обратившись в ставку, полковник Монро добился разрешения ежедневно задействовать 50 солдат своего полка для раскопок руин на горе.

Английская карта с указанием места раскопок Манро

Английская карта с указанием места раскопок Манро

В ходе раскопок солдаты Манро обнаружили восемь или десять медных монет того же типа, что и первая с крестообразными изображениями с обеих сторон, черепки различных сосудов с клеймами, похожими на арабскую вязь, кости животных и часть скульптурного изображения человека.

Английская карта с указанием места раскопок Манро. Отчётливо указано место раскопок.

Английская карта с указанием места раскопок Манро. Отчётливо указано место раскопок.

Однако предназначение круглого в плане сооружения оставалось под вопросом. По словам Рассела: «Полковник Манро решил, что он раскопал греческий храм, что керамические кувшины наполняла жертвенная кровь, стекая по желобкам на двух блоках, которые, по мнению полковника, являлись алтарями для жертвоприношения» [3. Р. 46].

Предположительно гравюра с изображением раскопок Манро. Гравюра XIX в

Предположительно гравюра с изображением раскопок Манро. Гравюра XIX в

Кроме того, поблизости был обнаружен ряд могильных плит из мрамора и песчаника с низкорельефными изображениями. На первой была изображена женская фигура в длинном халате с ребенком. На втором – человек на коне с ребёнком, ведущим коня под узцы. На третьей плите был изображен лежащий на кровати человек с двумя детьми по обеим сторонам ложа. На четвертой – женщина с детьми.

Находки полковника Манро. Из кн. «Antiquities of Kertch». Книжная гравюра, 1857.

Находки Манро, впоследствии переданные в Британский музей относились к периоду между III-II вв. до н.э. и II-III вв. н.э.

Находки полковника Манро. Из кн. «Antiquities of Kertch». Книжная гравюра, 1857.

Под руководством Манро раскопки продолжались до 14 декабря 1855 года, когда У.Манро отбыл в Англию. Однако, по словам У. Рассела «и хотя сам он отбыл домой, исследования, начатые им, продолжаются…» [4].

Находки полковника Манро. Из кн. «Antiquities of Kertch». Книжная гравюра, 1857.

Находки полковника Монро. Illustrated London News, 1856.

В конце кампании Монро получил звание полковника, удостоился награждения орденом Бани (2 января 1857), орденом Почётного легиона и турецкого ордена Меджидие 4-го класса. 1 мая 1856 года 39-й полк покинул Крым и был переведён в Канаду.

Находки полковника Манро. Из кн. «Antiquities of Kertch». Книжная гравюра, 1857.

Вскоре находки У.Манро привлекли внимание известного английского скульптора РичардаВестмакотта (Westmacott, 1775 -1856), который через своего сына майора, командовавшего одним из подразделений турецких войск, также известного скульптора Ричарда Вестмакотта младшего (1799 -1872) обратил внимание командования союзнических армий на прекрасную возможность обогатить европейские музеи античными реликвиями.

Richard Westmacott (the younger)

Не теряя времени Вестмакотт младший обратился с этим вопросом к генералу Роберту Джону Хасси Вивиану (Vivian, 1802-1887), в то время командовавшему турецким контингентом войск в Керчи. Генерал, не рискнувший принять на себя ответственность, передал его просьбу военному министру лорду Фоксу Панмюру (Panmure, 1801-1874), который вскоре издал приказ следующего содержания: «В соответствии с распоряжением военного ведомства относительно передачи в Англию мраморных скульптур и ценных реликвий, которые уцелели после разрушения Керчи и достойны размещения в Британском музее, генерал-лейтенант назначает комитет в составе д-ра Мак-Ферсона, майора Криса (Crease) и майора Вестмакотта [младшего] для определения ценности сохранившихся реликвий». Кроме того Ф.Панмюр распорядился обеспечить необходимый тоннаж на союзнических кораблях для транспортировки предметов старины в Англию.

Предметы старины, вывезенные в Англию из Крыма.Illustrated London News

Предметы старины, вывезенные в Англию из Крыма.Illustrated London News

С этого времени доктор Дункан Мак Ферсон с увлечением приступил к собственным раскопкам в Керчи, но холодная зима 1855-1856 годов приостановила работы из-за промерзания почвы. Вновь Мак Ферсон вернулся смог приступить к ним лишь в марте 1856 года. Первым объектом раскопок послужил крупный курган в шести милях от Керчи по направлению к мысу Еникале.

Два отряда, каждый из которых состоял из шести человек наёмных работников-армян и солдат майора Кэмпбелла (Campbel) 71-го Ее Величества полка, приступили к прокладке туннелей на встречу друг другу с разных сторон кургана. Промёрзший грунт осложнял выполнение задач копателей. Спустя некоторое время в центре кургана ими были найдены несколько разбитых амфор. Продолжив раскопки вниз на два метра, Мак Ферсон раскопал вертикальную балку, вокруг которой были найдены кости животных и человека. Кроме того здесь же были обнаружены фрагменты античной урны, а также женская головка из чистого золота (дюйм в длину), золотые серьги и браслеты. В ходе дальнейших раскопок были обнаружены бусы, фрагменты глазурованного фарфора, медная монета с изображением головы Пана на одной и фанагорийского льва на оборотной стороне.

Находки Д. Мак Ферсона. Из кн. «Antiquities of Kertch». Книжная гравюра, 1857.

Находки Д. Мак Ферсона. Из кн. «Antiquities of Kertch». Книжная гравюра, 1857.

Вторым объектом раскопок стала курганная группа «Пять братьев» юго-западу от Керчи (в направлении мыса св. Павла). В одном из курганов был найден каменный саркофаг с животными и человеческими костями и остатками деревянного гроба. Подобная находка была обнаружена и во втором кургане. Третий оказался разграблен. В следующем кургане были обнаружены керамические неглазурованные вазы, и бронзовые фигурки греческой работы. Последний курган располагался в семи милях от Керчи поблизости от места высадки союзнических сил под Керчью 12 (24) мая 1855 года. На работу по раскопке этой курганной группы у англичан ушло два месяца.

Находки Д. Мак Ферсона. Из кн. «Antiquities of Kertch». Книжная гравюра, 1857.

 

Затем раскопки начались на пространстве длиной две мили, простиравшемся от горы Митридат к царскому кургану Алтын-оба. Первые шурфы принесли исследователям интересные находки в виде ручек амфор с надписями-клеймами, фрагментов терракотовых статуэток и небольшого количества медных монет. Были обнаружены также человеческие кости со следами переломов и травм. Кроме того был найден подземный трубопровод для подачи воды на акрополь и амфоры из обожженной глины. В одной из множества открытых Мак Ферсоном гробниц солдатами 71-го Ее Величества полка были найдены большие орнаментированные неглазурованные вазы из обожженной глины и пять чаш из стекла.

Затем работы были перенесены на северный склон горы Митридат, где археолог обнаружил внушительное количество захоронений людей и лошадей. Из-за нехватки дерева для конструкций, которые бы поддерживали своды глубоких шахт, Мак Ферсон использовал деревянные двери и балки гражданских домов Керчи. Первые опыты глубокого шурфирования не дали ожидаемых результатов, но вскоре были обнаружены катакомбы с рядом подземных камер и множеством человеческих захоронений с глиняными масляными лампами и некоторым количеством бронзовых и серебряных украшений, фибул, античной стеклянной посуды.

Находки Д. Мак Ферсона. Из кн. «Antiquities of Kertch». Книжная гравюра, 1857.

18 (30) марта 1856 года между Российской империей и коалицией в составе Британской, Французской и Османской империй был подписан мирный договор. Однако это обстоятельство не повлияло на ход работ группы Мак Ферсона. Раскопки продолжались. В кратчайшие сроки англичане вскрыли ещё две гробницы на глубине 12 метров от поверхности земли. Были обнаружены костяки двух взрослых, двух детей (внутри амфор) и лошади, окруженные черепками амфор, различными глиняными и стеклянными сосудами и множеством костей овец. Также были обнаружены тигли для выплавки медных изделий. Через восемь дней непрерывных раскопок часть шахты обрушилась. На помощь археологам пришли матросы с английского судна «Snake»под командованием капитана Коммерелля (Commerell). В ближайшее время был обнаружен скелет женщины с медными украшениями и 11 скелетов без реликвий. Углубляясь в шахту, был раскопан скелет лошади, а за ним ещё шесть мужских скелетов. После них было обнаружено захоронение супружеской пары с амфорой, содержащей останки ребёнка.

Узнав, что археологические раскопки продолжаются, русское командование обратилось к Мак-Ферсону с требованием немедленного их прекращения. После его отказа, русские власти подали официальную жалобу. По словам Мак-Ферсона в жалобе содержалось указание на то, что археолог будто бы эксгумировал останки недавно погибших русских солдат.

Отдавая, впрочем, должное интересу, который проявляло русское правительство к раскопкам Керчи до начала Крымской войны, Мак Ферсон, желая хоть как-то оправдать факт проведения своих раскопок и вывоза археологических ценностей, писал в своей книге: «Русский вандализм стёр все следы величественных руин, ранее здесь существовавших: стены древнего города [имеется в виду Керчь] были стёрты с лица земли и все его памятники уничтожены. С тех пор как русские овладели Крымом, они совершенно уничтожили все древние остатки его былого величия; его прекрасные архитектурные сооружения были растащены на строительный материал для их огромных унылых бараков». [3. Р.32].

Учреждённый военным министром Ф.Панмюром Комитет для оценки археологических ценностей отобрал 46 рельефных изображений, фрагментов архитектурных украшений и скульптур (список приведён в книге Мак Ферсона), и после их транспортировки их в Англию в 1857 году, полномочия комитета подошли к концу.

Вывоз археологических ценностей и трофеев из Керченской бухты в Англию. Гравюра, 1857 г.

Вывоз археологических ценностей и трофеев из Керченской бухты в Англию. Гравюра, 1857 г.

Находки групп Д. Мак Ферсона и У. Манро вошли в коллекцию Британского музея. Мак-Ферсон с удовлетворением завершал описание этого словами: «наконец реликвии достигли надёжной гавани»…

Литература :
1.  Крым. Путеводитель. Крымское общество естествоиспытателей и любителей природы. Симферополь, 1914.
2. Воронов Ив. Занятие Керчи неприятелем в Крымскую компанию. // Русская старина. — 1908. — Май. Т.134.— С. 419-420.
3.  McPherson M.D. Antiquities of Kertch, and Researches in the Cimmerian Bosphorus; with Remarks on the Ethnological and Physical History of the Crimea. — London, 1857. Русский перевод выложен здесь.

4.  “Colonel Munro has, as you have heard, brought to light an interesting building which may yet derange the intellects of the leading members of the Archeological Society, and, although he has gone away home, the researches he inaugurated are continued”. Russell W. The War: from death of Lord Raglan to the evacuation of the Crimea. London, New York, 1856, p.396.

Археологические раскопки интервентов в Крыму во время Крымской войны 1853-1856 годов.

Автор: А. Послыхалин, 2012, trojza.blogspot.com.

Ваш отзыв

Вы не робот? *

наверх

Open Directory Project at dmoz.org Яндекс.Метрика