Боспор и новая волна сарматских миграций

Алан, Гунн и Сармат

Алан, Гунн и Сармат

Приблизительно в середине II в. до н.э. относительно стабильная ситуация в степях Северного Причерноморья была нарушена, из-за Дона на запад стали продвигаться новые племена кочевников. Глубина кризиса, охватившего вследствие этого Северное Причерноморье, как представляется, была прямым результатом того, что в регионе тогда последовательно появилось сразу несколько кочевых этносов. Такое положение, разумеется, никак не способствовало развитию надежного базиса для сложения стабильных варварских этно-политических образований. В соответствии с текстом Страбона, эта вторая волна сарматских миграций может быть связана с роксоланами, языгами и, возможно, ургами. Вероятно, она включала также сарматов «царских», которые, как говорилось выше, ранее обитали в степях Подонья, Страбон же зафиксировал их уже на правом берегу Днепра. Другую группу, которую следует связывать с этой волной, составляли сатархи. Плиний сообщал, что они перешли Дон, а одна из надписей второй половины II в. до н.э. фиксирует их уже в районе Крыма. Аспургиане появились на азиатской стороне Боспора, их продвижение сюда можно относить к последней четверти II в. до н.э. Позднее аспургиане стали играть очень важную роль в событиях боспорской истории

Ухудшение военно-политического положения в степях вскоре отразилось на восточных рубежах Боспора. В этом отношении очень показательно разрушение ряда сельских поселений, в том числе Таманского толоса. В истории государства вновь возникла такая ситуация, при которой хора азиатского Боспора, пострадавшая от вражеских нападений, не могла дать необходимого количества товарного хлеба. Есть веские основания считать, что экспорт зерна из Северного Причерноморья в это время на регулярной основе вообще не мог осуществляться. Полибий даже сообщает об импорте зерна в Понт из Средиземноморья.

Пытаясь противостоять натиску с востока, боспорские правители старались заручиться поддержкой царей Крымской Скифии. Эпиграфические документы, найденные в Пантикапее и Неаполе Скифском, позволяют предполагать, что боспоро-скифский союз на этом этапе был действительно достигнут. Однако союзнические отношения со Скифией в сложившейся тогда военно-политической обстановке вряд ли могли принести для Боспора долговременный позитивный результат. Нет сомнения, что Крымскую Скифию по экономическому и военному потенциалу невозможно равнять с Великой Скифию IV в. до н.э. По этой причине в условиях ухудшения военно-политической обстановки в степях Северного Причерноморья она никак не могла обеспечить Боспору полной безопасности. Боспорские правители были вынуждены выплачивать все возрастающую дань соседним варварам и фактически сотрудничать с пиратствующими племенами Северо-Западного Кавказа — ахейцами, зигами и гениохами. Московский эпиграфист В.П. Яйленко предположил даже, что государство в это время находилось на краю катастрофы, то есть его фактической де-эллинизации, с чем в известной степени можно согласиться. В таких тяжелых условиях последний Перисад вынужден был передать власть понтийскому царю Митридату Евпатору.

далее…

 

Метки: , ,

Ваш отзыв

Вы не робот? *

наверх

Open Directory Project at dmoz.org Яндекс.Метрика