Керченский изгнанник с мировым именем

Юрий Константинович ТоропьяноПоэт, прозаик, литературный критик, публицист, переводчик, философ, масон Юрий Константинович Торопьяно (Теропиано) принадлежал к тому поколению эмигрантских литераторов первой волны, которых В. С. Варшавский метко назвал «незамеченное поколение». Тем не менее по своему дарованию и литературному наследию Юрий Торопьяно занимает видное место в русской зарубежной литературе.

Как поэт, прозаик и критик он стал широко известен в изгнании, в Париже, хотя в отличие от большинства представителей «незамеченного поколения» он начал писать и печататься еще в России. Его первые стихотворения были опубликованы рядом с произведениями таких известных поэтов, как О. Мандельштам. И. Эринбург, Н. Асеева и других.

Торопьяно, с родственницами (1911 год).

Торопьяно, с родственницами (1911 год).

Бывший керчанин приобщился к литературному творчеству, будучи гимназистом Керченской классической гимназии, которую закончил в 1911 году. Юрий Константинович — автор шести стихотворных сборников: «Лучший звук» (1926 г.), «Бессонница» (1935 г.), «На ветру» (1938 г.). «Странствие Земное» (1950 г.). «Паруса» (1965 г.), «Избранные стихи» (1960 г.), а также несколько прозаических произведений: повести «Путешествие в неизвестный край», «Встречи», содержащей колоритные этюды о Мережковском, К. Бальмонте, О. Мандельштаме. В. Хадасевиче, В. Поплавском и других ярких фигурах «Серебряного века» русского зарубежья. Он — автор бесчисленного множества литературоведческих очерков и статей, которые ни в чем не уступали таким поэтам-критикам, как Адамович и Хадасевич.

Юрий Константинович Торопьяно родился 9 (21) октября 1892 года в Керчи, в семье Статского советника старшего карантинного лекаря (полковника медицинской службы) Торопьяно Константина Васильевича и действительного члена Керченского городского попечительства Мариинского детского приюта, помощницы попечительницы Софьи Андреевны Савицкой. Жили они на Соборной площади во втором доме, ныне Пирогова 10-В.

Керчь, улица Пирогова 10

Керчь, улица Пирогова 10

• 1916 году закончил юридический факультет Киевского университета им. Святого Владимира. Был призван на военную службу и направлен в училище, которое закончил в 1917 году. В чине младшего офицера его направили на юго-западный фронт. Был ранен.

• В октябре 1919 года вступил в Белую Армию.

• В 1918-1919 годах Торопьяно начал принимать активное участие в литературной жизни Киева, посещая литературно-артистическое общество (ХЛАМ) — общество художников, литераторов, артистов и музыкантов.

• Весной 1920 года Юрий Константинович в феодосийском литературном кружке «ФЛАК» вновь встречается с М. Волошиным.
После поражения белого движения судьба поэта мало отличалась от судеб молодого поколения первой волны эмиграции. Торопьяно был вынужден покинуть родной Крым. Два тяжелых года прожил в Константинополе, а потом более полувека, — во Франции, где
• 3 июля 1980 года в больнице Монфермей умер. Он был похоронен 8 июля на тихом кладбище в Ганьи, в окрестностях Парижа.

фото с сайта frenchparis.ru — один день в Париже.
Поселившись в Париже, он целиком посвятил себя литературе. С 1925 года стал постоянным участником литературных клубов, групп, союзов, объединений. Входил в состав нескольких редакционных коллегий. Его первое выступление состоялось в Париже 7 марта 1925 года в «Клубе молодых литераторов» на торжественном собрании, посвященном 125-летию со дня рождения Баратынского. В начале того же года Юрий Константинович совместно с В. Андреевым, Д. Кнутом. Ладинским, В. Мамченко создал «Союз молодых писателей и поэтов», где стал первым председателем 13 мая 1925 года. Торопьяно познакомился с Хадасевичем. который после публикации статьи Юрия Константиновича «Два начала русской современной поэзии» посоветовал автору всерьез заняться критикой. Он был критиком «Божьей милостью», что ни в ком не вызывало сомнений. А стихи становились с годами все лучше и более глубокими.

«Стихи его одни из тех, за которыми открываются поля метафизики. Слова в них приобретают как бы новый смысл, созданный мелодией звуков и ритмом, преображающим содержание стихотворения». Так говорила о нем знавшая его многие десятилетия И. В. Одоевцева.

Критические статьи, обзоры, рецензии, стихи Юрия Торопьяно все чаще стали появляться на станицах ведущих журналов, сборников, альманахов: «Русский Париж», «Новый Корабль», «Звено», «Современные записки», «Смотр». Его стали печатать и другие издания русского зарубежья: «Своими путями», «Воля России», «Меч», «Молва», «Новь», «Журнал содружества». И теперь география его публикаций расширилась до мировых масштабов: это Киев и Москва, Париж и Берлин, Мюнхен и Варшава, Выборг и Хельсинки, Нью-Йорк и Вашингтон.

С 1955 по 1978 годы Юрий Константинович вел критический отдел в парижской «Русской мысли». Здесь он опубликовал серию статей «Зарубежные поэмы», которые впоследствии были собраны в книгу «Литературная жизнь русского Парижа за полвека (1924-1974)», изданную после смерти писателя в 1986 году. В ней говорится о тех писателях и поэтах (а их более тридцати), которых он знал и любил. Автор пишет о кружке «Зелена лампа», Керенском и многом другом. Юрий Константинович вел активную переписку с литераторами всего мира. Одна из объемных переписок с поэтом, литературоведом, критиком Владимиром Федоровичем Марковым, жившем в Америке, началась в 1953 году и закончилась в 1966. За это время Юрием Торопьяно было отправлено 79 писем. Смысл переписки сводился к критической оценке мировой литературы.
Эта маленькая статья о большом литераторе XX века посвящена тридцатилетию со дня смерти изгнанника с мировым именем, керчанину Юрию Константиновичу Торопьяно (Теропиано).

Владислав МИЛЯНОВСКИЙ. племянник Ю. К. Торопьяно.

Метки: , , ,

Один отзыв на «Керченский изгнанник с мировым именем»

  1. admin:

    Пантикапея
    Л. Л. Домгеру

    Сияющая, мраморная, в воду
    Нисходит пристань кругом,
    как венец.
    Привязанные лодки на свободу.
    Качаясь, рвутся
    с бронзовых колец.
    Вверху амфитеатром синим горы
    Теснятся в небо, и Тезеев храм
    Готов принять процессии и хоры,
    Идущие к аттическим богам.
    Эллада в скалах Таврии
    нетленна,
    И корни лоз и рыба в глубине. Забывши обо всем,
    что современно.
    Классической покорствует весне.
    Пантикапея древняя, тебе ли
    Я песнь размером
    варварским пою

    В стране, где грек,
    играя на свирели,
    Умел прославить родину свою.

    Юрий ТОРОПЬЯНО.

Ваш отзыв

Вы не робот? *

наверх

Open Directory Project at dmoz.org Яндекс.Метрика