Развитие Керчи как одного из центров судостроительства

<— Называется «Доклад Керченской городской думы». В нем некий Д. И. Шушак отмечал, между прочим, что нахождение Керчи у двух морей и связь ее со всеми их портами и Средиземным морем предопределяет развитие города как одного из центров судостроительства. И тут же сокрушался, что сие пока невозможно, так как русское судостроение в упадке, практически не развивается, и одно из главных препятствий тому — недостаточное количество специалистов по кораблестроению.
— Ну, а у вас как обстоят дела? Скоро ведь завод отстроим, нужны будут корабельных дел мастера.
— Направили уже 200 человек на учебу в Ленинград на Адмиралтейский. На кораблестроительные факультеты вузов дали заявки на специалистов. Так что будут мастера. Сейчас главное жильем людей обеспечить, условия создать им для жизни, работы…

zadorojnii

Г. А. Задорожный

Гецов покачал головой, хотел что-то сказать, но промолчал. Он знал, что будет нелегко. Но он также знал, что этот человек обладает очень ценным качеством: в сложнейших условиях может организовать людей, вселить в них веру, зажечь искорку в душе. Там, где он появлялся, дело двигалось успешно. Он был молод, энергия выплескивалась через край и, растекаясь, аккумулировалась в окружающих его людях. Они становились его единомышленниками. В Наркомводе эти качества подметили давно, и когда в 1930 году организовали в Керчи школу морского ученичества, ее начальником назначили 27-летнего Задорожного.

Судоремонтных заводов в городе в то время еще не было, работали только ремонтные мастерские при морском торговом порте. Положение там было почти всегда авральное.

Старые, дореволюционной постройки развалюхи требовали капитального ремонта, а силенок у мастерских было маловато. Назначили начальником Задорожного. Из кустарных мастерских вырос небольшой судоремонтный завод. Затем перевели Григория Акимовича в Азовское пароходство начальником механо-судоремонтной службы. И года не проработал —сюда, в Камыш-Бурун.

С чего начать? Прежде всего организовать действенные службы по набору рабочих и формированию коллектива будущего завода. Как можно меньше случайных людей! Дисциплина должна быть железной!

Ничего, что многие не имеют достаточного опыта — научим. Главное, чтобы у них было горячее желание построить завод, освоить незнакомое производство, выполнить задание Родины! Все приходилось делать самим— кран-балки, приспособления для подъема свай, для трамбовки территории, различную технологическую оснастку. Находились люди, одаренные поразительной смекалкой,— первые рационализаторы 30-х годов. Тогда рацпредложения не накапливались — сразу шли в дело.

Разные пути приводили на стройку людей. Как складывались их судьбы, Ф. Е. Никулин , строилась с заводом их жизнь? Рассказывает Феодосий Егорович Никулин, ветеран войны и труда, работавший в то время молотобойцем кузнечного цеха:

nikulin

Ф. Е. Никулин

«В Керчь я приехал из Донецкой области. Там плотничал в колхозе. Образования считай никакого — полтора класса сельской школы. Куда идти работать? Люди подсказывают: «В Камыш-Бурун иди, там на болоте завод строят». «А жилье будет?» — спрашиваю. «Дадут. Бараков уже много настроили».

Работой меня не запугаешь. Я хоть молодой, но до всего был привыкший —намотался по стройкам. Пришло время остепениться, семью заводить.

Завод был с будущим, это мне уже директор Задорожный объяснил, он со многими, кто приходил на стройку, тогда беседовал. «Смотри, Никулин, берем тебя не на временную работу — на постоянную, до пенсии будешь здесь». Сам как бы шутит, посмеивается, а взгляд серьёзный, колючий. Что-то в нём было. Я еще тогда подумал: «Говори-говори». А он как в воду, смотрел. Так вот всю жизнь и работаю на заводе. И лучшего ничего не знаю, да и знать не хочу.

Было тогда, конечно, трудновато. На что уж я крепкий мужик — подковы шутя гнул, но и то поскрипывал зубами. Место глухое, топь, комары заедают, все время в воде, в грязи. Когда песок намыли, стали ровнять его, затем сваи забивать, бетонировать. Камень-дикарь для фундаментов возили от Орлиной горы, что близ Эльтигена. Построили узкоколейку, гору взорвали, подробили, тем и обошлись. Жили на призаводской площадке, в бараках по 10—15 семей. Жили весело, дружно. Как-то прихожу с работы, а мне с порога кричат: «Никулин, вам с жинкой комнату отдельную дали!» — «А как же я теперь без вас? Скучно будет».— «Ладно, хватит дурака валять, детей надо рожать специалистов для завода».

Дали нам комнату и зажили мы. Купили корову, завели уток, кур — свое хозяйство. Родились у нас дочка и двое мальчишек. Сейчас, если подсчитать, сколько мы вместе проработали на заводе: дочка, сын и я — больше сотни лет будет. Сто девять, если уж быть точным. А старший сын, Виктор, погиб во время бомбежки. Я вот войну прошел и жив остался, с орденами и медалями домой вернулся, а его нет… Все тогда горя хлебнули, что там говорить…

Значились мы в кадровых рабочих, гордились этим. Это был как раз 1935 год, когда Алексей Стаханов в августе свой рекорд установил, в 14 раз норму по добыче угля перевыполнил. Весть эта всю страну облетела, только об этом и говорили. Мы тоже в стороне не остались. Вскоре на нашей стройке итоги подводились и первых стахановцев называли. Особенно отличилась тогда бригада монтажников Н. А. Казакова.

В ней все были стахановцы. На 300—400 процентов выполняли они свои задания».

kazakov

Бригада монтажников (в центре — бригадир Н. А. Казаков). 1936 г.

далее…

Метки: , , , ,

Ваш отзыв

Вы не робот? *

наверх

Open Directory Project at dmoz.org Яндекс.Метрика